АРИСТОВЦЫ



Этот толк выродился из беспоповщинского согласия федосеевцев; но, будучи сходна с ним в основных началах своего учения, аристовщина имеет свои особенности, которые характеризуют ее как- особый, отличный от федосеевщины, толк. Аристовщина возникла в начале прошлого столетия. Основателем ее был с.-петербургский купец Василий Кузьмин Аристов. Будучи фанатичным последователем федосеевцев, он в 1800 г. подверг самому строгому обсуждению два вопроса этого толка: первый вопрос о браке, второй - об отношении федосеевцев к властям. Аристов решил эти вопросы несогласно с учением федосеевцев. Известно, что у федосеевцев брачная жизнь была терпима в их обществе; они не воспрещают быть в брачном сожитии даже и тем, которые до вступления в их общество были обвенчаны в ненавистной им Церкви Православной. Аристов, восставши против этого федосеевского пункта учения, зашел слишком далеко, признавши заключение браков совершенно ненужным и предоставив отношение мужчины к женщине на произвол каждого. Коснувшись второго вопроса об отношении федосеевцев к властям, Аристов решил его в том смысле, что всякое отношение к светской власти, как, по его мнению, еретичествующей и служащей антихристу, - незаконно. Вследствие этого истинный христианин, по мнению Аристова, должен избегать распоряжений власти и не относиться к ней ни в каком случае. В 1810 г. Аристов и его приверженцы разорвали всякое общение с федосеевцами и основали свою общину. Об образе жизни и обрядности аристовцев нужно заметить, что, несмотря на свободные отношения полов вследствие уничтожения брака, мужчины и женщины у них держатся друг от друга далеко: они не едят и не пьют вместе.

Каждый из аристовцев имеет при себе створчатый медный образок, пред которым только и молится. Других икон аристовцы не принимают. Молятся они порознь и только изредка собираются для общественных молитвословий. Клятв они не употребляют. Воинская служба, как несвойственная христианину, которому заповедана любовь ко врагам, - у них считается смертным грехом. Аристовцы одни-единственные предстанут пред страшным Судиею, без суда и расспроса пойдут в вечные блаженные обители, следовательно, плакать в их согласии об умерших - значит то же, что не желать ближнему добра; а потому никаких молений об умершем у аристовцев не существует.